Don't put off till tomorrow the book you can read today!
Add this book to bookshelf
Grey
Write a new comment Default profile 50px
Grey
Read online the first chapters of this book!
All characters reduced
Короткая сказка о руХИном яйце - favola di Ruha con testo a fronte in italiano - cover

Короткая сказка о руХИном яйце - favola di Ruha con testo a fronte in italiano

Baltasar

Publisher: Aurelio Aceto

  • 0
  • 0
  • 0

Summary

Короткая сказка о руХИном яйце
Сказка для детей и взрослых ... особенно для взрослых
Премия критики на конкурсе Юникорн 2016 – от литературы до театра – (Ровиго, Италия)
Мотивация получения премии:
Премия критики для раздела Театр присуждается «Короткой сказке о Рухином яйце» Бальтасар/Аурелио Ачето (Кьети, Италия Итальянский писатель, использующий псевдоним Бальтасар, изучал арабский язык и литературу.
Он любит символику вообще и религиозную, религию и сравнительную филологию;
посещает курсы Святых Писаний, философии бытия, философии религии и фундаментальной теологии ). Эта театральная сказка красивая и значимая, автором текста, слов и сценографии является Бальтасар. Особенно выдающаяся личность, решительно cклонный к переосмыслению и развитию всего, что считается жизненно важным волокном в концептуальных отношениях между культурой и коммуникацией. Поэтому его работа исследует идею в параллельных рамках анализа и восприятия. Его тексты весьма оригинальные. Автору удается выделить имманентный и трансцендентный компоненты человеческого существа.
…Руха, жизненный дух и любовь к самому себе; Небольшой лексический разворот проповеди Христа в Евангелии «любить самого себя, как ближнего своего», чтобы сделать акцент на: сначала надо любить себя, если потом хочешь полюбить ближнего своего. Если не достичь внутреннего спокойствия, вряд ли будешь готов в отношении другого…
Каждый из нас рождается в контексте, который является своим собственным, ничьим иным… …Создание собственного бытия, собственной личности независимо от социального статуса, выполняемой работы – это только свойства имманентного плана. В то время как человек поставил «границы» выше этого плана, он двухкомпонентный: имманентный и трансцендентный.
Что теряется в этом «хаосе» на протяжении оси нашего существования?...
…яйцо со всех сторон и обойдя его вокруг, лег под хрустальный стол животом вверх и сильно-сильно сосредоточился. Ему хотелось найти другую точку наблюдения. Вот, чего он хотел. Он сказал себе: «Любопытное положение, да, но все-таки другая точка, откуда я могу смотреть на вещи по-другому».
Он вынул яйцо из обертки и положил его основанием на хрустальную прозрачную поверхность, в то время как сам смотрел снизу. Иногда, вытягивая шею, он выглядывал, искоса поворачивая головой и закрывая рукой сначала один глаз, потом другой, затем оба, а потом снова открывал их. Короче говоря, он менял угол наблюдения и фокусное расстояние.
Он рассматривал яйцо и через прозрачную хрустальную поверхность потолок…

...ognuno di noi nasce in un contesto che è il proprio, che è suo, e di nessun altro...

Other books that might interest you

  • Шишкин - cover

    Шишкин

    Дмитрий Сарабьянов

    • 0
    • 0
    • 0
    * Это одно из самых полных изданий, посвященных творчеству выдающегося пейзажиста, мастера литографии и офорта, классика национальной реалистической живописи — Ивана Шишкина.
    * О том, что он будет художником, Шишкин знал уже в двенадцатилетнем возрасте, когда предпочел занятия живописью обучению в гимназии. Родившийся в Елабуге в живописном краю чистых озер, хвойных лесов и изумрудных долин, Шишкин, будучи уже известным столичным художником, еще не раз вернется сюда за тишиной и вдохновением.
    * Принадлежа к товариществу передвижников, Шишкин был чужд всякой условности в изображении природы. Часто бывая в лесу, на этюдах, он досконально изучил анатомию деревьев разных пород и многообразие природных форм. Каждую картину художник начинал с подробнейшего рисунка, экспериментировал с формой офорта и эстампа.
    * История русского национального пейзажа не знает примеров более достоверного и одухотворенного изображения природы.
    Show book
  • Фиалка Монмартра - cover

    Фиалка Монмартра

    Imre Kalman

    • 0
    • 0
    • 0
    The performance by the brilliant operetta Hungarian composer Imre Kalman (1882-1953) "The Violet of Montmartre", one of the greatest composers of the XX century, a German libretto by Alfred Grunwald and Julius Brammer.
    Show book
  • Шагал - cover

    Шагал

    Виктория Чарльз

    • 0
    • 0
    • 0
    Marc Chagall was born into a strict Jewish family for whom the ban on representations of the human figure had the weight of dogma. A failure in the entrance examination for the Stieglitz School did not stop Chagall from later joining that famous school founded by the Imperial Society for the Encouragement of the Arts and directed by Nicholas Roerich. Chagall moved to Paris in 1910. The city was his “second Vitebsk”. At first, isolated in the little room on the Impasse du Maine at La Ruche, Chagall soon found numerous compatriots also attracted by the prestige of Paris: Lipchitz, Zadkine, Archipenko and Soutine, all of whom were to maintain the “smell” of his native land. From his very arrival Chagall wanted to “discover everything”. And to his dazzled eyes painting did indeed reveal itself. Even the most attentive and partial observer is at times unable to distinguish the “Parisian”, Chagall from the “Vitebskian”. The artist was not full of contradictions, nor was he a split personality, but he always remained different; he looked around and within himself and at the surrounding world, and he used his present thoughts and recollections. He had an utterly poetical mode of thought that enabled him to pursue such a complex course. Chagall was endowed with a sort of stylistic immunity: he enriched himself without destroying anything of his own inner structure. Admiring the works of others he studied them ingenuously, ridding himself of his youthful awkwardness, yet never losing his authenticity for a moment. 
        At times Chagall seemed to look at the world through magic crystal – overloaded with artistic experimentation – of the Ecole de Paris. In such cases he would embark on a subtle and serious play with the various discoveries of the turn of the century and turned his prophetic gaze like that of a biblical youth, to look at himself ironically and thoughtfully in the mirror. Naturally, it totally and uneclectically reflected the painterly discoveries of Cézanne, the delicate inspiration of Modigliani, and the complex surface rhythms recalling the experiments of the early Cubists (See-Portrait at the Easel, 1914). Despite the analyses which nowadays illuminate the painter’s Judaeo-Russian sources, inherited or borrowed but always sublime, and his formal relationships, there is always some share of mystery in Chagall’s art. The mystery perhaps lies in the very nature of his art, in which he uses his experiences and memories. Painting truly is life, and perhaps life is painting.
    Show book
  • Bravo Laurensija! - Russian Language - cover

    Bravo Laurensija! - Russian...

    Nadezhda Ptushkina

    • 0
    • 0
    • 0
    Обычная, часто встречающаяся ситуация в наш феминизированный век: великовозрастный сын живёт под полным контролем своей любящей матери. Бывшая балерина, стареющая примадонна со следами былой утонченной красоты желает сыну только добра. Она мечтает об умной, доброй и любящей невестке. Но вот беда - ни одна потенциальная кандидатура не устраивает любящую мать. Она начинает манипулировать сыном. В ход идет все: и психологический шантаж, и внезапные обмороки, и чуть ли не смертельные заболевания. Жизнь вносит свои коррективы: на роль избранницы сына судьба выбирает сильную и самостоятельную женщину, полную противоположность идеалу невесты, созданному в воображении матери. 
     
     Nadezhda Ptushkina - Bravo, Laurensija!
    Show book
  • Нищий студент - cover

    Нищий студент

    Karl Millöcker

    • 0
    • 0
    • 0
    Карл Миллёкер (1842 — 1899) — австрийский композитор и дирижёр, автор популярных оперетт.Сюжет оперетты "Нищий студент" (Der Bettelstudent, 1882 г.) относится к тому периоду в истории Польши, когда она находилась под властью Австро-Прусской монархии. В 1704 году в занятом саксонцами Кракове введены новые порядки и комендантский час. Но ясный, жизнерадостный город нельзя победить. Всюду звенит музыка, люди танцуют и веселятся, не признавая новый режим. Среди этого небезопасного веселья встречаются "нищий студент" Симон, который на самом деле является герцогом Польши и польская графиня Бронсилава. Молодые люди находят свою большую любовь, пройдя через опасности, заговоры и интриги.Радиопостановка. Оперетта.Либретто Рихарда Жене и Камилло Ванцель (Целль).Русский текст - Н. Эрдман (проза), А. Арго и Я. Галицкий (стихи)Хор и оркестр Всесоюзного радио, дирижёр А. Ковалёв.Действующие лица и исполнители:Лаура - Елена Швецова;Бронислава - Юлия Прейс;Графиня - Тамара Янко;Служнака - Л. Кристалинская;Владек - Николай Белугин;Янек - Максим Матвеев;Оллендорф - Владимир Канделаки;Адьтант - Д. Коренев;Энтерих - Даниил Демьянов;Пифке - Сергей Ценин;Пуфке - Георгий Дойников;Текст читает Евгений Коренев.Запись 1955 г.© ИДДК, 2014
    Show book
  • Tancuem! - Russian Language - cover

    Tancuem! - Russian Language

    Nadezhda Ptushkina

    • 0
    • 0
    • 0
    Nadezhda Ptushkina - Tancuem!
    Show book