Discover new books each day!
Add this book to bookshelf
Grey
Write a new comment Default profile 50px
Grey
Subscribe to read the full book or read the first pages for free!
All characters reduced
Неправильная женщина - cover

Неправильная женщина

Анна Стриковская

Publisher: Strelbytskyy Multimedia Publishing

  • 0
  • 0
  • 0

Summary

Есть мнение что женщина-математик — как морская свинка: и не свинка, и не морская. Надежда Николаевна Коноплянникова — математик и преуспевающий бизнес-консультант с большим опытом. Она может справиться с чем и с кем угодно. Дети уже большие, работа интересная, а что мужчины нет… Не особо она от этого и страдает. Привыкла уже, к тому же мужчины вокруг неё — сплошь клиенты фирмы, а с ними — ни-ни! Выполняя работу для проблемной клиентки, она перешла дорогу богатому, влиятельному и злопамятному человеку. Мало того, этот опасный тип внезапно увлёкся её дочерью Катериной, у которой уже был весьма достойный жених. В задаче появлялись с каждым днем новые условия и запутывали дело… Но математик на то и математик, чтобы успешно решить любое уравнение.

Other books that might interest you

  • На Верхней Масловке - cover

    На Верхней Масловке

    Dina Rubina

    • 0
    • 0
    • 0
    «Вот вы говорите – идеальная любовь…Для меня идеальная любовь – это сильное духовное потрясение. Независимо от того, удачно или неудачно она протекает и чем заканчивается. Я полагаю, что чувство любви всегда одиноко. Даже если это чувство разделено. Ведь и человек в любых обстоятельствах страшно одинок. С любым чувством он вступает в схватку один на один. И никогда не побеждает. Никогда. Собственно, в этом заключен механизм бессмертия искусства»Дина Рубина
    Show book
  • Ты только попроси Или дай мне уйти (Ty tol'ko poprosi Ili daj mne ujti) - cover

    Ты только попроси Или дай мне...

    Меган (Megan) Максвелл (Maksvell)

    • 0
    • 0
    • 0
    Теперь они принадлежат друг другу — горячая испанка Джуд и немец Эрик, ее любовник, ее муж, ее безумная страсть. Мексиканские песни, в которых столько чувства, белоснежный песок карибского пляжа, томный шепот волн и солнце, которое нежно ласкает кожу. Это их жаркий медовый месяц. А наедине — другие ласки, еще горячее, еще откровеннее… Этот зной, эта близость, этот низкий голос и взгляд голубых глаз ее Эрика — Джуд тает от любви и неги, как дикий мед. Теперь, чтобы знать, чего он хочет, ей не нужно ничего слышать — сердце подсказывает каждый шаг. Она счастлива исполнить его самые откровенные и смелые желания… Но однажды Эрик попросит о совершенно немыслимом и Джуд не сможет отказать… (Teper' oni prinadlezhat drug drugu — gorjachaja ispanka Dzhud i nemec Jerik, ee ljubovnik, ee muzh, ee bezumnaja strast'. Meksikanskie pesni, v kotoryh stol'ko chuvstva, belosnezhnyj pesok karibskogo pljazha, tomnyj shepot voln i solnce, kotoroe nezhno laskaet kozhu. Jeto ih zharkij medovyj mesjac. A naedine — drugie laski, eshhe gorjachee, eshhe otkrovennee… Jetot znoj, jeta blizost', jetot nizkij golos i vzgljad golubyh glaz ee Jerika — Dzhud taet ot ljubvi i negi, kak dikij med. Teper', chtoby znat', chego on hochet, ej ne nuzhno nichego slyshat' — serdce podskazyvaet kazhdyj shag. Ona schastliva ispolnit' ego samye otkrovennye i smelye zhelanija… No odnazhdy Jerik poprosit o sovershenno nemyslimom i Dzhud ne smozhet otkazat'…)
    Show book
  • Zapiski vracha - Russian Language - cover

    Zapiski vracha - Russian Language

    Vikentij Veresaev

    • 0
    • 0
    • 0
    Герой-рассказчик у Вересаева, честный демократически мыслящий интеллигент—показан в его плодотворной работе, в общении с народом. Выводы, к которым приходит автор, изучая жизнь,— остро социально-обличительные. Герой-рассказчик, поначалу питавший иллюзии о возможности классовой гармонии, вскоре убеждается, что «выходом тут не может быть тот путь, о котором он думал», что выход — только в насильственной замене существующего строя новым.
    «Записки врача» представляют интерес и для современного читателя, в частности тем, что там поставлены многие проблемы врачебной этики, что писатель оценивает своего героя не с узко-профессиональной, а с общественно-этической точки зрения. Гуманизм врача — явление общественное, утверждает Вересаев. Если ты врач, ты должен прежде всего бороться за устранение тех условий, которые «делают (твою) деятельность бессмысленною и бесплодною; …должен быть общественным деятелем в самом широком смысле слова, …должен бороться и искать путей, как провести свои указания в жизнь». Викентий Вересаев "Записки врача".
    Show book
  • Кёсем-султан Дорога к власти (Kjosem-sultan Doroga k vlasti) - cover

    Кёсем-султан Дорога к власти...

    Ширин (Shirin) Мелек (Melek)

    • 0
    • 0
    • 0
    Долгожданный подарок поклонницам сериалов «Великолепный век» и «Кёсем-султан» — продолжение исторической саги о легендарной наследнице Роксоланы. 
     
    Когда-то бесправная наложница, теперь она могущественная Кёсем-султан. Больной, полубезумный султан Османской империи во всем вторит ее словам, а для его наследника, сына лучшей подруги, она уважаемая «тетушка Кёсем». Но ее будущее больше не безоблачно… Тени прошлого простерли свои темные крылья над молодым султаном, а с дальних рубежей приносят недобрые вести о самозванце. Есть только одна сила, способная противостоять этим угрозам — сама Кёсем-султан. Вместе с верными, надежными друзьями и её давним возлюбленным, о котором никто не знает во дворце… (Dolgozhdannyj podarok poklonnicam serialov «Velikolepnyj vek» i «Kjosem-sultan» — prodolzhenie istoricheskoj sagi o legendarnoj naslednice Roksolany. 
     
    Kogda-to bespravnaja nalozhnica, teper' ona mogushhestvennaja Kjosem-sultan. Bol'noj, polubezumnyj sultan Osmanskoj imperii vo vsem vtorit ee slovam, a dlja ego naslednika, syna luchshej podrugi, ona uvazhaemaja «tetushka Kjosem». No ee budushhee bol'she ne bezoblachno… Teni proshlogo prosterli svoi temnye kryl'ja nad molodym sultanom, a s dal'nih rubezhej prinosjat nedobrye vesti o samozvance. Est' tol'ko odna sila, sposobnaja protivostojat' jetim ugrozam — sama Kjosem-sultan. Vmeste s vernymi, nadezhnymi druz'jami i ejo davnim vozljublennym, o kotorom nikto ne znaet vo dvorce…)
    Show book
  • Pis'ma - cover

    Pis'ma

    Ivan  Goncharov

    • 0
    • 0
    • 0
    Еще одно дарование Гончарова, развернувшееся в последние годы – эпистолярное. Обладая тактом «критической деликатности», писатель резко выступал против того, чтобы письма знаменитых людей становились после их смерти общеизвестными. Иван Александрович запрещал печатать то, «что я не напечатал при жизни сам. Пусть письма мои остаются собственностью тех, кому они писаны…» Потомки нарушили запрет. Да извинит нас Гончаров – чем дальше, тем большую культурную ценность обретают его письма. «…Письма его представляют прекрасные образцы этого эпистолярного рода. Современный человек почти уже не знает подобных писем. Все свелось к деловой краткости и телефонному или телеграфному стилю. Иван Гончаров "Письма".
    Show book
  • Левый берег Стикса (Levyj bereg Stiksa) - cover

    Левый берег Стикса (Levyj bereg...

    Ян (Jan) Валєтов (Valєtov)

    • 0
    • 0
    • 0
    Украина. Конец 90-х годов.
     
    Близятся очередные президентские выборы. Один из крупнейших коммерческих банков становится объектом рейдерской атаки, за которой маячит тень самых могущественных чиновников государства. Люди — расходный материал в этой операции. Ее цель — не деньги. Ее цель — власть, а значит, любые средства хороши.
     
    Коррупция, предательство и жестокость против любви, преданности и самопожертвования.
     
    «Левый берег Стикса» (2005) — дебютный роман Яна Валетова — должен был устареть за прошедшие годы, но, к сожалению, этого не случилось.
     
    Вы знаете героев в лицо. Они все еще на вершине Олимпа.
     
    На правом берегу Стикса...
    Show book